Авторская статья: "Правовая природа третейских судов в экономических спорах" (автор Луценко С.И.)

04.07.2019

Правовая природа третейских судов в экономических спорах

 

Луценко С.И.

 

Автор рассматривает правовые особенности решений третейских судов в хозяйственных спорах. Важное значение, имеет право субъектов экономической сделки выбирать способ разрешения споров. Стандарты обеспечения справедливого разбирательства экономических споров, свойственные государственному правосудию, распространяются и на третейское разбирательство

 

В соответствии с частью 1 статьи 5  Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» спор может быть передан на разрешение третейского суда при наличии заключенного между сторонами третейского соглашения.

Обращение в третейский суд является альтернативным способом разрешения экономических споров.

Кроме того, разрешение экономического спора в третейском суде является рациональным альтернативным способом рассмотрения по существу жалобы заявителя (Решение Европейского Суда по правам человека от 06.01.2015 по делу «Клаузекер против Германии»). 

Исследуя правовую природу третейских судов и предназначение производства в третейских судах, Конституционный Суд (постановление Конституционного Суда РФ  от 26.05.2011 № 10-П,  определение Конституционного Суда РФ от 04.10.2012 № 1831-О) указал, что предоставление заинтересованным лицам права по своему усмотрению обратиться за разрешением спора в государственный суд (суд общей юрисдикции, арбитражный суд) в соответствии с его компетенцией, установленной законом, или избрать альтернативную форму защиты своих прав и обратиться в третейский суд само по себе не может рассматриваться как их нарушение, а, напротив, расширяет возможности разрешения споров в сфере гражданского оборота. С учетом указанных обстоятельств, а также на основе анализа практики Европейского Суда по правам человека при применении соответствующих положений Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, КС РФ пришел к выводу о том, что передача спора, который возник или может возникнуть между сторонами какого-либо конкретного правоотношения, на рассмотрение третейского суда остается альтернативной формой защиты права и не превращает сам по себе порядок третейского разбирательства в собственно судебную форму защиты права, равно как и не порождает иных юридических последствий, помимо предусмотренных законом именно для третейского решения, которое - в силу юридической природы третейского разбирательства - принимается третейским судом от своего имени, обязательно для сторон на основе добровольного исполнения, а обеспечение его принудительного исполнения находится за пределами третейского рассмотрения и является задачей государственных судов и органов принудительного исполнения.

Вместе с тем в отличие от решений государственных судов решение третейского суда наделяется свойством принудительной исполнимости только после прохождения установленных процессуальным законодательством процедур получения исполнительного листа на его принудительное исполнение. Указанные процедуры, не связанные с пересмотром решения третейского суда по существу, предполагают проверку на предмет надлежащего, основанного на законе формирования состава третейского суда, соблюдения процессуальных гарантий прав сторон и соответствия решения третейского суда основополагающим принципам российского права, т.е. на предмет соответствия данного частноправового по своей природе акта тем требованиям, которые предъявляются законом для целей принудительного исполнения.

Другими словами, допускается по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования рассмотрение третейскими судами гражданско-правовых споров, в том числе споров, касающихся объектов недвижимости (в том числе об обращении взыскания на имущество, заложенное по договору об ипотеке), и государственную регистрацию соответствующих прав на основании решений третейских судов и не противоречат Конституции Российской Федерации.

В системе норм действующего законодательства, решения третейского суда направлены на обеспечение реализации гарантированного каждому ст. 46 Конституции РФ права на судебную защиту посредством обращения за защитой своих нарушенных прав в суд как в орган государственной (судебной) власти. Такое разъяснение дал КС РФ в Определении от 28.05.2013 N 851-О.

Решение третейского суда наделяется свойством принудительной исполнимости только после прохождения установленных процессуальным законодательством процедур получения исполнительного листа на его принудительное исполнение. Указанные процедуры, не связанные с пересмотром решения третейского суда по существу, предполагают проверку на предмет надлежащего, основанного на законе формирования состава третейского суда, соблюдения процессуальных гарантий прав сторон и соответствия решения третейского суда основополагающим принципам российского права, т.е. на предмет соответствия данного частноправового по своей природе акта тем требованиям, которые предъявляются законом для целей принудительного исполнения.

Таким образом, решение третейского суда, имеющий обязательный характер для спора и не отмененное ранее государственными судами (арбитражным судом или судом общей юрисдикции), подлежит принятию государственным судом во внимание в рамках исследования обоснованности заявленных требований. 

Соглашение сторон о рассмотрении спора третейским судом (третейская оговорка), составленное в соответствии с действующим законодательством, свидетельствует о намерениях сторон рассматривать возможный спор именно в третейском суде. Однако наличие данного соглашения (третейской оговорки) не является препятствием для обращения любой стороны за защитой своих нарушенных прав и законных интересов в суд. 

Наконец, необходимо отметить, что к основным началам гражданского права относится принцип равноправия участников таких отношений. При этом стандарты обеспечения справедливого разбирательства гражданских споров, свойственные государственному правосудию, распространяются и на альтернативные способы разрешения споров, в частности на третейское (арбитражное) разбирательство (Постановление Европейского суда по правам человека от 28.10.2010 по делу «Суда против Чешской Республики»).

 

 Автор Луценко С.И.

 

 

 

Поделиться новостью в социальной сети: