Принятие арбитражного решения о недействительности договора само по себе не влечет недействительность арбитражного соглашения (Обзор Президиума ВС РФ от 26.12. 2018 г )

02.07.2019

Выписка из Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с выполнением функций содействия и контроля в отношении третейских судов и международных коммерческих арбитражей 

(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26 декабря 2018 г.)

3. Арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, признается соглашением, не зависящим от других условий договора. Принятие арбитражного решения о недействительности договора само по себе не влечет недействительность арбитражного соглашения (часть 1 статьи 16 Закона об арбитраже).

Банком и фондом заключен договор, содержащий условие о том, что любой спор, разногласие или претензия, вытекающие из договора или в связи с ним либо его нарушением, прекращением или недействительностью, а также незаключенностью, подлежат разрешению в определенном третейском суде.

Фонд обратился в данный третейский суд с иском к банку о признании договора ничтожной сделкой.

Решением третейского суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Фонд обратился в арбитражный суд к банку с заявлением об отмене решения третейского суда.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного суда округа, требование фонда удовлетворено. Суды признали, что ничтожность договора приводит к ничтожности содержащейся в нем третейской оговорки, что, в соответствии с пунктом 2 части 3 статьи 233 АПК РФ (пункт 2 части 4 статьи 233 АПК РФ в действующей редакции), является основанием для отмены решения третейского суда.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила определение суда первой инстанции и постановление арбитражного суда округа и отказала в удовлетворении требования фонда по следующим основаниям.

Третейский суд самостоятельно решает вопрос о наличии или об отсутствии у него компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор, в том числе в случаях, когда одна из сторон возражает против третейского разбирательства по мотиву отсутствия или недействительности третейского соглашения. Для этой цели третейское соглашение, заключенное в виде оговорки в договоре, должно рассматриваться как не зависящее от других условий договора. Вывод третейского суда о недействительности договора, содержащего арбитражную оговорку, не влечет в силу закона недействительность оговорки (часть 1 статьи 17 Закона N 102-ФЗ).

Таким образом, третейское соглашение не определяет взаимные гражданские права и обязанности сторон, а в соответствии со статьей 2 Закона N 102-ФЗ является соглашением сторон о передаче спора на разрешение третейского суда.

В силу указанной правовой природы третейское соглашение носит автономный от основного договора характер. Действительность арбитражной оговорки не зависит от действительности основного договора. Принятие арбитражного решения о недействительности договора само по себе не свидетельствует о том, что третейский суд не вправе был рассматривать данный спор.

Основания недействительности третейской оговорки в большинстве случаев носят самостоятельный характер, отличный от оснований недействительности договора в целом (например, нарушение правил о компетенции третейского суда), и только в определенных случаях могут совпадать с основаниями недействительности договора в целом (в частности, при выявлении фальсификации всего договора, включая содержащуюся в нем третейскую оговорку).

В настоящее время Закон об арбитраже также прямо предусматривает, что арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, признается соглашением, не зависящим от других условий договора. Принятие арбитражного решения о недействительности договора само по себе не влечет недействительность арбитражного соглашения (часть 1 статьи 16).

(Определение Судебной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 2 ноября 2016 года N 306-ЭС16-4741) 

ГАРАНТ.РУ: http://www.garant.ru/hotlaw/federal/1235820/#ixzz5asUhlIpX

 

Поделиться новостью в социальной сети: