ВС не позволил должнику переписать всё на жену и дочку

17.09.2018

ВС не позволил должнику переписать всё на жену и дочку

Чтобы не отдавать дом и участок за долг мужа в 2 млн руб., его жена решила разделить их в суде. Процесс закончился мировым соглашением, по которому общее имущество супругов полностью переходило к супруге и дочери, а отец семейства оставался ни с чем. Кредитора это не устроило, он обжаловал решение, но его услышал только Верховный суд, который объяснил, почему нижестоящие инстанции не правы. Юристы прокомментировали дело и дали советы взыскателям, которым сложно противостоять супружеским злоупотреблениям.

Всё, что приобрели супруги, по умолчанию является их общим имуществом. Чтобы его разделить, необязательно разводиться: сделать это можно и в браке, говорит ст. 38 Семейного кодекса. Таким образом некоторые должники пытаются скрыть имущество, чтобы его не продали за долги. По словам партнера КА Ивановы и партнеры Ксении Ивановой, супруги пытаются «обойти» кредиторов с помощью нотариальных соглашений или судебных исков о разделе имущества, и часто один из супругов передает дом, квартиру или машину другому, чтобы они не ушли из семьи.

Так решил поступить Иван Притула*, который не отдал 2 млн руб. Виталию Переверзину*. Кредитор «просудил» долг в 2014 году, приставы наложили арест на дом и участок должника. А в 2016 году Любовь Притула подала иск о разделе совместно нажитого имущества – она требовала снять арест, закрепить за ней право собственности на половину семейных «активов», а владелицей мебели и техники признать дочь пары. В рассмотрении дела принимал участие пристав, который возражал против удовлетворения иска, ведь это единственное имущество, которым можно погасить долги перед Переверзиным. Но суды к нему не прислушались. Дело закончилось мировым соглашением, по которому треть участка, дома и домашней обстановки получила в собственность дочь, а остальную часть – ее мать. Арест сняли.

Переверзин обжаловал эти решения в Верховный суд, который отменил решения нижестоящих инстанций. По мнению ВС, они должны были проверить, не нарушает ли мировое соглашение права кредитора и узнать, есть ли у Притулы другое имущество, которое можно продать в счет долгов. Вместо этого суды признали законным мировое соглашение, по которому всё имущество должника перешло его жене и дочери, говорится в определении № 18-КГ18-117. С таким объяснением ВС направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Признаки недобросовестности

Юристы, комментируя дело, находят много обстоятельств, которые говорят о недобросовестности супругов. Они знали об аресте и задолженности, не пытались её поделить, отмечает Иванова из КА «Ивановы и партнеры». К тому же жена поставила этот вопрос уже после того, как был наложен арест, добавляет адвокат. Партнер АТ Юридическая фирма Илья Алещев напоминает, что по общему правилу доли супругов равны. Такой неравноценный раздел, как у супругов Притула, указывает на недобросовестность, полагает Алещев.

Кредиторам непросто бороться с такой схемой. Их обычно не привлекают к участию в деле, и они узнают о соглашении гораздо позже – на стадии исполнительного производства, рассказывает управляющий партнер МКА «Горелик и партнеры» Лада Горелик. В таких условиях кредитору чрезвычайно сложно доказать, что соглашение нарушает его права, жалуется Наталья Корнилевская из АБ Бородин и партнеры. Хотя сам факт того, что супруги решили делить имущество без развода, заставляет задуматься, а все ли тут законно, рассуждает Корнилевская.  

В деле Притул кредитор оказался в сложной ситуации, потому что был недостаточно активным, хотя это важно в делах о супружеских злоупотреблениях, отмечает Иванова.

Взыскатели должны быть активны, потому что на практике бывает сложно отследить, имеются ли у сторон кредиторы, чьи права может нарушать мировое соглашение, поддерживает Анна Афанасьева из юркомпании Хренов и партнеры. 

В практике юристов встречаются разные виды «семейных» злоупотреблений. Иногда должник пытается разделить свой долг со вторым супругом, чтобы уменьшить собственную задолженность и затруднить кредитору взыскание, делится Иванова. По её словам, второму добросовестному супругу надо доказывать, что долг не является совместным, ведь деньги взяли без его согласия или не в интересах семьи. Если долг личный, то продавать общее имущество не будут, говорит Иванова.

Ещё одно злоупотребление связно с правилом, что один супруг распоряжается общим имуществом с согласия второго супруга. Например, муж может заключить договор займа, залога, поручительства. Некоторое время спустя жена подает иск о признании сделки недействительной, потому что якобы не знала о ней и не давала своего согласия, хотя на самом деле это не так. Верховный суд и здесь ориентирует тщательнее проверять действия супругов на недобросовестность. Подробнее об одном из таких дел читайте в статье «Дело семейное: как пресечь злоупотребления в делах об общем имуществе».

* – имена и фамилии действующих лиц изменены.

 

Поделиться новостью в социальной сети: