Верховный Суд дал алгоритм проверки третейского решения на фиктивный долг

11.05.2017

Если банкротство инициировано на основании сомнтительного решения третейского суда, то оспорить его в рамках дела о банкротстве невозможно. Нужно идти в суд, который выдавал исполнительный лист. Так и поступил кредитор-банк. Но ему отказали на том основании, что кассация не может вникать во все обстоятельства. Замкнутый круг разомкнула экономколлегия ВС

Недобросовестных схем для контроля над банкротством много. Одна из них – подтвердить фиктивный долг через третейский суд и инициировать процедуру несостоятельности. Именно такую ситуацию и разбирала коллегия Верховного суда по экономическим спорам (КЭС) в деле банка «ФК Открытие». Мотивы «тройки» (Наталья Павлова, Марина Пронина и Денис Тютин) стали ясны недавно. И как считают юристы, они помогут в борьбе с «искусственным» банкротством.

Арбитражный суд г. Москвы выдал обществу «Нордстрой» исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда (№ А40-147645/2015), который взыскал в его пользу 3,8 млн руб. с ЗАО «Негоциант». Обжаловал это решение банк «ФК Открытие». «Нордстрой» опередил его с заявлением о признании должника банкротом. И сделал это намеренно, уверен банк, - чтобы быть первым, назначить своего управляющего и контролировать процедуру.

Во-первых, «Нордстрой» и «Негоциант» аффилированы. Во-вторых, финансовые трудности последнего – фикция, считает банк. Согласно данным его расчетного счета с момента принятия "третейского" решения деньги там циркулировали: в частности, должник переводил их в «Нордстрой» и, более того, по договорам, обязательства по которым образовались значительно позже спорного долга. То есть, по мнению банка, поход в третейский суд был надуманным.

При этом сразу «Нордстрой» эти 3,8 млн руб. не взыскивал, а банкротить «Негоциант» пошел вскоре после опубликования банком уведомления о таком же намерении. Этого требует п. 2.1 ст. 7 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»: обратиться в суд с заявлением банк мог только через 15 дней.

Кассация округа банку отказала: процедура исследования доказательств, на основе которых принято решение третейского суда, не предусмотрена АПК.

Скидка кредиторам

Да, законодатель исходит из исчерпывающей роли третейского суда в разрешении спора по существу (именно поэтому и стадий судебного разбирательства меньше - нет апелляции), указала КЭС. Однако это не исключает полномочий госсуда по защите публичного порядка. А нарушение публичного порядка согласно АПК может быть основанием для отказа в выдаче исполнительного листа. Правда, дискуссий по поводу толкования этого термина много: см. "Пределы контроля: как арбитражные суды следят за третейскими"

В определении ВС есть следующий вывод: Защита охраняемых законом интересов третьих лиц, в том числе в отношениях с неплатежеспособным должником, важная функция правосудия, являющаяся элементом публичного порядка государства. Таким образом, кассация округа напрасно проигнорировала доводы банка о недобросовестности компаний. КЭС отправила спор на новое рассмотрение а первую инстанцию и расписала «алгоритм доказывания» нарушений публичного порядка конкурсным кредитором.

Руководствоваться надо позицией самой КЭС – определение № 305-КГ15-5805 - см. «Искусство банкротства: вопрос о фальсификации третейского решения отправили на третий круг». Там закреплено, что в случае протеста кредитора против "третейского" решения достаточно представить суду доказательства prima facie (от лат. «на первый взгляд») – просто «подтвердить существенность сомнений в наличии долга», пишет "ПРАВО.ru"

 

Поделиться новостью в социальной сети: