Взыскать убытки с ФССП России можно после исчерпания любых возможностей для исполнения, в том числе только после окончания исполнительного производства

05.12.2017

Тема: "Взыскать убытки с ФССП России можно после исчерпания любых возможностей для исполнения, в том числе только после окончания исполнительного производства"


Источник: определение ВС РФ от 15.02.2017 по делу № А40-119490/2015.
Суть дела. Общество обратилось к Российской Федерации в лице ФССП и Управления ФССП по Московской области с требованием о взыскании убытков в размере более 5 млн дол. США. Истец утверждал, что в результате отмены судебным приставом-исполнителем всех назначенных ранее мер принудительного исполнения на 12 земельных участков он лишился возможности удовлетворить свои требования за счет имущества должника.
Дело в том, что сразу после снятия ареста, должник продал указанные земельные участки, переход права к другому лицу был зарегистрирован. Позже старший судебный пристав признал действия пристава-исполнителя по отмене мер незаконными, а вступившим в законную силу обвинительным приговором последний был признан виновным в превышении должностных полномочий.
Ранее общество уже обращалось в суд с требованием об обращении взыскания на указанные земельные участки, а затем и с исковым заявлением о признании договоров купли-продажи недействительными. И по тому, и по другому спору общество получило отказные решения, что и повлекло обращение с иском о взыскании убытков.
Позиция нижестоящих судов. Суд первой инстанции пришел к выводу, что истец исчерпал все доступные ему средства судебной защиты, чтобы получить удовлетворение своих прав за счет имущества должника, и взыскал требуемую сумму в полном объеме. Апелляция решение отменила со ссылкой на то, что исполнительное производство в отношении солидарных должников еще не окончено, а потому оснований для взыскания требуемой суммы нет. Кассация поддержала первую инстанцию.
Позиция Верховного суда. Экономическая коллегия Верховного суда заняла в этом деле весьма категоричную позицию и отказала заявителю в удовлетворении исковых требований в полном объеме.
Особый интерес представляет мотивировочная часть определения Верховного суда. Так, суд указал, что к невозможности исполнения судебных актов за счет земельных участков должника привели и действия (бездействие) самого общества. Суд не признал обоснованными доводы общества о том, что оно исчерпало все доступные ему средства правовой защиты, чтобы получить удовлетворение своих требований за счет имущества должника.
Во-первых, из имеющихся в материалах дела выписок из ЕГРП следует, что записи о наличии обременения в виде судебного ареста отсутствуют, хотя были приняты Останкинским районным судом г. Москвы еще в 2011 году. Исключение таких записей из публичного реестра, которое возможно только на основании судебного акта, до сих пор не произведено. Указанное обстоятельство свидетельствует о том, что истец не осуществлял эффективный контроль над интересующим его имуществом.
Во-вторых, суд посчитал, что истец имитировал правовую активность в целях облегченного получения удовлетворения своих требований за счет гарантированных выплат из государственного бюджета, поскольку иски об обращении взыскания и оспаривании договоров купли-продажи были предъявлены поздно, а их результат ограничен получением решения суда первой инстанции.
Верховный суд подчеркнул, что требования общества могут быть удовлетворены в рамках неоконченного исполнительного производства, а отсутствие реального исполнения само по себе не является основанием для возложения на государство обязанности по возмещению неполученных от должника сумм. Ответственность государства в сфере исполнения судебных актов, по мнению Судебной коллегии, ограничивается надлежащей организацией принудительного исполнения и не подразумевает обязательности положительного результата, если таковой обусл
 овлен объективными обстоятельствами, зависящими от должника.+


Интересно, что чуть раньше Судебная коллегия по гражданским делам по аналогичному иску о взыскании много меньшей суммы (674 тыс. руб.) направила дело на новое рассмотрение, указав, что само по себе продолжение исполнительного производства не является препятствием для возмещения убытков, причиненных взыскателю бездействием судебного пристава-исполнителя. По мнению суда, надлежит устанавливать, имеется ли иное имущество, обращение взыскания на которое позволило бы в разумный срок удовлет
 ворить требования взыскателя. При этом обязанность по доказыванию наличия такого имущества возлагается на судебного пристава-исполнителя (определение ВС РФ от 24.01.2017 № 53-КГ16-30). 

 

Аналитический отдел Юридической компании "Коммон Лигал Проперти"

 

Поделиться новостью в социальной сети: