Законодательство об арбитраже (третейском разбирательстве) в странах СНГ

11.03.2019

Алексей Игоревич Зайцев

Законодательство об арбитраже (третейском разбирательстве) в странах СНГ. Учебное пособие

© Зайцев А. И., 2017

© Издательство «Прометей», 2017

Предисловие

С образованием в 1991 г. на постсоветском пространстве Содружества Независимых Государств (СНГ) активизировались не только политические, но и экономические отношения между как самими странами, ратифицировавшими Соглашение «О создании Содружества Независимых Государств», так и между их хозяйствующими структурами различных форм собственности. Данный процесс продолжается и в настоящее время.

В свете отмеченного представляется целесообразным создать предпосылки для изучения и практического использования законодательства указанных государств, регламентирующего процедуры создания и юрисдикционной деятельности их внутринациональных и международных третейских судов и арбитражей.

Несмотря на то, что в каждой, входящей в СНГ, стране законодательство о внутренних третейских судах традиционно создавалось на основе ранее действовавшего соответствующего законодательства СССР, а законодательство о международном коммерческом арбитраже – на одобренном Резолюцией 31/98 Генеральной Ассамблеи ООН от 15.12.1976 г. Арбитражном регламенте ЮНСИТРАЛ, оно имеет крайне существенные различия.

Не случайно еще в апреле 2004 года в Постановлении Межпарламентской Ассамблеи государств – участников Содружества Независимых Государств № 23-10 среди прочего была закреплена целесообразность гармонизации законодательства в сфере третейского судопроизводства. С этой целью было рекомендовано проведение разработки и принятия модельного закона «О третейском суде», который должен был регламентировать порядок формирования и деятельности не только третейских судов действующих на постоянной основе, но и третейских судов ad hoc.

К сожалению, на протяжении более десяти лет указанная рекомендация оставалась не реализованной.

И только в ноябре 2016 года Межпарламентской Ассамблеей государств – участников СНГ был принят Модельный закон «О третейских судах и третейском разбирательстве» и постановлено: 1) направить указанный модельный закон в парламенты государств – участников Межпарламентской Ассамблеи СНГ; 2) рекомендовать его для использования в национальном законодательстве.

Тем не менее, указанное начинание Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ осталось не более чем ни к чему не обязывающим пожеланием, о чем свидетельствуют действующие национальные нормативные акты, регламентирующие создание и деятельность третейских судов / арбитражей.

Если в некоторых из рассматриваемых государств не проводится разделения нормативной регламентации третейского разбирательства в зависимости от субъектного состава спорных правоотношений (например, Республика Армения, Республика Казахстан и др., где существует единый закон, регламентирующий деятельность как международных, как и «внутренних» третейских судов / арбитражей), то, например, в Республике Беларусь подобная градация сохраняется и в настоящее время, что подтверждается наличием двух соответствующих законов. В то же время, Модельный закон предусматривает единую нормативную регламентация деятельности и «внутренних», и международных третейских судов. Как нам представляется, наличие в том или ином государстве не одного, а двух законов, регламентирующих, фактически, деятельность одних и тех же юрисдикционных органов, можно объяснить 1) историческими национальными традициями и 2) стремлением национального законодателя таким образом избежать терминологической путаницы и дистанцировать международные третейские суды – арбитражи – от государственных арбитражных судов.

На наш взгляд не может быть и речи о гармонизации национального законодательства в связи терминологической чехардой и полнейшим несоответствием национального законодательства терминологии Модельного закона. Достаточно отметить, что весь Модельный закон базируется на термине «третейский» и производных от него не используя при этом термин «арбитраж». Аналогичный подход использован законодателями Беларуссии и Таджикистана в их законах «О третейских судах». В то же время в целом ряде законов («О третейских судах в Кыргызской Республике», «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации») термины «третейский» и «арбитраж» и производные от них используются в качестве синонимов, создавая определенную терминологическую путаницу. При этом в Законе Республики Казахстан «Об арбитраже», регламентирующем деятельность как внутринациональных, так и международных третейских судов, законодателем используется исключительно термин «арбитраж» и производные от него. В результате, несмотря на принятие Модельного закона «О третейских судах и третейском разбирательстве», национальные законодатели продолжают использовать, как минимум, три подхода при терминологическом обозначении анализируемого негосударственного института альтернативного разрешения споров.

Присутствуют и иные многочисленные терминологические расхождения и противоречия национальных нормативных актов Модельному закону «О третейских судах и третейском разбирательстве».

Кроме того, законодательство стран СНГ содержит очень широкий спектр требований о необходимости регистрации постоянно действующих третейских судов / арбитражей. В одних случаях (Российская Федерация) законодательство предусматривает обязательную государственную регистрацию данных юрисдикционных органов; в других (Республики Узбекистан) – их учетную регистрацию; в-третьих (Республика Молдова) – вообще не требует какой-либо специальной регистрации. Следует отметить, что и нормами Модельного закона «О третейских судах и третейском разбирательстве» какая-либо регистрация создаваемых постоянно действующих третейских судов не предусматривается. Таким образом, законодательство нашей страны и ряда других стран – участниц СНГ в этом вопросе также входит в явное противоречие с предписаниями указанного Модельного закона.

Можно было бы возразить, что закон является «модельным», носит исключительно рекомендательный характер и вопрос регистрации третейских судов / арбитражей не является столь уж принципиальным для самой процедуры разрешения спорного правоотношения.

Подобное заявление было бы справедливым, если бы национальные законодатели, разрабатывая и принимая нормативные акты, регламентирующие деятельность третейских судов/арбитражей на территории их стран, учитывали базовые посылы Модельного закона – терминологию (о которой мы уже писали), требования к третейскому судье, порядок формирования состава третейского суда, подведомственность третейского суда и много другое.

Но нет! Видимо члены Постоянной комиссии Межпарламентской Ассамблеи государств – участников СНГ по правовым вопросам для каких-то иных целей, а отнюдь не для использования в национальном законодательстве с целью его гармонизации, на протяжении длительного времени разрабатывали указанный Модельный закон.

Тем не менее, настоящее издание окажется полезным не только студентам, магистрантам и преподавателям юридических вузов и факультетов при изучении и преподавании соответствующих учебных дисциплин, но и руководителям предприятий и организаций различных форм собственности, предпринимателям, поддерживающим экономические отношения в СНГ.

Конечно же, в каждой стране СНГ существует значительно больше нормативных актов, регламентирующих те или иные вопросы, связанные с рассмотрением и разрешением спорных правоотношений в негосударственных юрисдикционных органах. Однако в настоящее издание специально подобраны и включены основные и наиболее значимые из них (Законы, Постановления), позволяющие создать комплексное представление о потенциальной возможности защиты нарушенных или оспоренных прав на территории СНГ в негосударственных юрисдикционных органах – арбитражах (третейских судах), а также о специфике ее реализации в каждой отдельно взятой стране.

 

www.litmir.me/br/

 

Поделиться новостью в социальной сети: